Вывод имущества перед банкротством

Содержание

Бабка за дедку

Три способа обезопасить покупку

С учетом изменений в законодательстве покупателям
активов придется отныне проводить дополнительную
юридическую оценку всех заключаемых договоров. При этом
юристы советуют соблюдать особые меры предосторожности.

Рыночные цены. При совершении любой сделки следует
проводить независимую оценку стоимости имущества.
Главное, чтобы цены были близкими к рыночным. В таком
случае у суда останется меньше оснований считать такую
сделку ухудшающей положение кредиторов.

Решение должны принимать все участники компании. Для
крупных операций по продаже недвижимости необходимо
получить согласие всех собственников компании. Если
предприятие уже находится в сложном финансовом
положении, следует заручиться согласием потенциальных
кредиторов.

Перепродажа активов вспомогательной компании. Закон
регулирует только отношения должника и первого
покупателя. Если впоследствии новый собственник
перепродаст актив другой компании (в том числе
вспомогательной), взыскать собственность станет
значительно сложнее. Во всяком случае, кредиторам или
арбитражному управляющему придется доказывать в суде
согласованность действий участников всей цепочки.

Дело о признании ЗАО «Связной» несостоятельным подробно
обсуждалось в прессе. Как известно, эта задолжавшая бюджету
и контрагентам компания входила в одноименную группу и
находится ныне в стадии банкротства. Впрочем, куда важнее
другое. Закрытое акционерное общество было заблаговременно
выведено из состава холдинга, поэтому его банкротство не
слишком обременяет основной бизнес группы.

Сегодня по той же
схеме развиваются дела о признании несостоятельными многих
других известных фирм. Однако, как считает арбитражный
управляющий Евгений Семченко, с новыми правилами такое
«независимое» банкротство становится невозможным де-юре.
Согласны с таким выводом и другие специалисты.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

— Все мы не раз видели на
практике, как собственники бизнеса и иные лица, реально
управлявшие компаниями-должниками, уходили «в тень». В итоге
их нельзя было привлечь к ответственности за
недобросовестные действия, предшествующие банкротству, —
говорит управляющий партнер юридической фирмы «Синергия
права» Андрей Савин.

Каким образом расширилась эта ответственность? Например,
благодаря появлению в законе понятия вреда, причиненного
имущественным правам кредиторов. В частности, «вред»
определяется как совершение любых юридически значимых
действий, приводящих к полной или частичной утрате
кредиторами возможности получить удовлетворение своих
требований по обязательствам должника за счет его
кредиторов. Согласитесь, весьма оценочная категория. И
такими дефинициями пестрит весь новый закон.

Не легче и с «заинтересованными лицами», то есть теми, в
чьих интересах руководством компании принимались те или иные
решения. К субсидиарной ответственности отныне могут быть
привлечены не только учредители, акционеры и менеджеры
предприятия, но и члены их семей, а также другие
родственники. Проще говоря — все, кто получал экономическую
выгоду.

Для кредиторов это, разумеется, весьма позитивное
нововведение. Но сегодня, при отсутствии наработанной
правоприменительной практики, никто не берется предсказать,
к чему в итоге приведет введение в деловой оборот таких
правил. «Механизм, при помощи которого законодатель намерен
определять размер ответственности, подлежащий взысканию с
контролирующих должника лиц, совершенно не ясен», — разводит
руками Ирина Мельникова.

Могут ли кредиторы оспорить сделки должника без банкротства?

Оспаривание сделок при банкротстве

Какие сделки не могут быть оспорены при банкротстве физического лица?

Далеко не все сделки, совершенные в преддверии банкротства, подлежат оспариванию при банкротстве физического лица. Обязательным условием для оспаривания сделки является причинение совершённой сделкой вреда действующим кредиторам. Так не могут быть оспорены сделки:

  • совершенные до возникновения обязательств (до взятия кредитов, займов, подписания договора поставки и т.д.), т.е. если Вы подарили машину маме в тот момент времени, когда у Вас вообще не было никаких кредитов и иных обязательств, а позже взяли кредит, не смогли платить и стали банкротом, то никаких оснований для оспаривания этой сделки нет (в момент совершения сделки не было кредиторов в принципе, и как следствие сделка не могла им причинить вреда);
  • совершенные с единственным жильем, которое как на момент совершения сделки, так и во время процедуры банкротства, для Вас и (или) Вашей семьи является единственным пригодным для проживания. Дело в том, что единственное жилье (за исключением ипотеки) не подлежит реализации за долги, как в процедуре банкротства, так и в рамках исполнительного производства. Поэтому его продажа, дарение не ущемляет интересы кредиторов.
Важно

До 2019 года, судебная практика по оспариванию сделок с единственным жильем разнилась:

  • Некоторые судьи удовлетворяли заявления об оспаривании сделок с единственным жильем, которое после этого возвращалось в собственность банкрота и не подлежало реализации в соответствии со статьей 446 ГК РФ.
  • Другие судьи придерживались позиции, что сделка с единственным жильем не причиняет вреда кредиторам, если как на момент совершения сделки, так и во время процедуры банкротства, банкрот и его семья там проживают (зарегистрированы).

Неоднозначная судебная практика по этому вопросу, на наш взгляд, вызвана не только позицией отдельных судей, но и слабой правовой позицией должника и (или) юристов, представляющих его интересы в суде. Наша компания «Долгам.НЕТ» с момента появления института банкротства граждан придерживалась и придерживается позиции, что сделки с единственным жильем не подлежат оспариванию в том случае, если должник зарегистрирован в нем как на момент совершения сделки, так и в процедуре банкротства. И эту позицию в 100% случаях мы успешно отстаивали в суде (к примеру Определение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-13370/2017 от 10.01.2018, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-9097/2018 от 10.04.2018).


Хотите доверить свое дело о банкротстве и защиту сделок настоящим профессионалам? Обратитесь в компанию «Долгам.НЕТ». Консультация бесплатно.

25 декабря 2018 года Верховный суд РФ своим Постановлением Пленума № 48 поставил жирную точку в вопросе оспаривания сделок с единственным жильем в процедуре банкротства физического лица:

«Целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не подлежит признанию недействительной сделка, направленная на отчуждение должником жилого помещения, если на момент рассмотрения спора в данном помещении продолжают совместно проживать должник и члены его семьи и при возврате помещения в конкурсную массу оно будет защищено исполнительским иммунитетом (статья 446 ГПК РФ).»

Любые сделки на сумму до 300 тысяч рублей не оспариваются?

Бытует миф, что в рамках дела о банкротстве физического лица могут быть оспорены лишь сделки на сумму свыше 300 тысяч рублей. Такая позиция исходит от некоторых «юристов», бегло прочитавших закон о банкротстве, не вникая в суть написанного.

Словосочетание «сделки на сумму свыше 300 тысяч рублей» действительно присутствует в Федеральном законе №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в статье 213.4. Но речь в этой статье идет не о том, какие сделки оспариваются и не оспариваются в процедуре банкротства, а о том, какие документы необходимо предоставить гражданину вместе с заявлением о признании его банкротом. В соответствии с этой нормой гражданин должен предоставить документы обо всех сделках с недвижимостью, автотранспортом, ценными бумагами, долями в уставном капитале (вне зависимости от суммы сделки), а также об иных сделках на сумму свыше 300 тысяч рублей, совершенных в течение 3-х последних лет.

К примеру, если Вы продали автомобиль за 200 тысяч рублей, то при подаче заявления на банкротство Вы должны предоставить в суд копию договора купли-продажи; если продали крупный бриллиант (не автотранспорт, не недвижимость, не ценные бумаги, не доли в уставном капитале) за 250 тысяч рублей – документ о продаже предоставлять не обязательно. Но если финансовый управляющий или кредиторы узнают об этой сделке, то им ничего не мешает попытаться ее оспорить. А вот в каких случаях сделка будет оспорена, разберем далее.

Предлагаем ознакомиться  Фиктивный брак заключение и последствия

Теоретически, кредитор может попытаться оспорить сделки своего должника, даже если в отношении него не введена процедура банкротства на основании норм Гражданского кодекса РФ. Для этого кредитор должен:

  • Получить решение суда о взыскании с должника денежных средств, тем самым подтвердив в суде наличие и размер долга;
  • Попытаться взыскать долг через службу судебных приставов;
  • И получив от приставов информацию о том, что у должника отсутствует имущество достаточное для погашения долгов, обратиться в районный суд (суд общей) с заявлением о признании сделки недействительной и применении последствий недействительной сделки.

Но на практике с этим сложнее, т.к. кредитор должен откуда-то узнать о наличии сделки и ее параметрах: что, когда, кому, за сколько и т.д. В идеале при подаче в суд к заявлению о признании сделки недействительной необходимо приложить копию документа о совершенной сделке, а также предоставить правовые обоснования, почему эта сделка причинила вреда кредитору и является недействительной.

Оспаривание сделок при банкротстве

Собрать доказательную базу кредитору вне процедуры банкротства крайне сложно, да и практика по признанию сделок недействительными в районных судах не так развита, как в арбитражных в рамках дел о несостоятельности (банкротстве). Кроме того, в процедуре банкротства помимо общих (не банкротных) норм о недействительных сделках (глава 9, параграф 2 ГК РФ), применяются специальные (банкротные) нормы об оспаривании сделок (глава III.

С
началом лета в арбитражных судах стало вдруг необыкновенно
людно. Учредители спешили подать заявления о банкротстве до
окончания срока действия прежних правил. Ведь начиная с 5
июня кредиторы в процессе взыскания долгов могут
претендовать не только на активы юридических лиц, но и на
личное имущество их владельцев.

Введенные в действие положения еще аукнутся банкротам,
причем в самом ближайшем будущем. Авторитетные экономисты
уверены: уже осенью Россию накроет очередная, весьма мощная
волна кризиса неплатежей. Если так, результатом может стать
не просто резкий рост числа несостоятельных юрлиц, а самый
настоящий передел собственности в пользу кредиторов.

Закон № 73-ФЗ, вносящий изменения в другой нормативный
акт — закон «О несостоятельности (банкротстве)», содержит
несколько ключевых позиций. Но главное — существенно
упрощены процедуры, определяющие признание предприятия
банкротом. Прежде, получив на руки решение суда,
удостоверяющее наличие у контрагента задолженности, кредитор
должен был сначала обратиться в Службу судебных приставов.

И
лишь после того, как приставы констатировали отсутствие у
должника денег, заимодавец получал право подать в суд
заявление с требованием признать неплательщика
несостоятельным. Теперь же с заявлением о банкротстве
предприятия кредитор может обратиться в суд сразу после
официального признания наличия невозвращенного долга.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Хорошо это или плохо? С одной стороны, отмененный порядок
давал должникам существенную передышку — от трех до шести
месяцев, что во многих случаях позволяло нормализовать
ситуацию и разрешить конфликт миром. С другой — за то же
время можно было с легкостью вывести все активы. В итоге
ценность объектов, переходящих к кредиторам, как правило, с
трудом покрывала лишь судебные издержки.

— По-видимому, новые правила должны способствовать
максимально быстрой оплате долгов, — анализирует ситуацию
Ирина Мельникова, начальник отдела общего юридического
консалтинга АКГ «Интерком-Аудит» (BKR). — Однако если
должник отказывается погашать задолженность вовсе не по
причине отсутствия имущества (что и устанавливали приставы),
то речь, по логике вещей, следует вести о
недобросовестности, а никак не о признаках банкротства.

На
мой взгляд, в условиях кризиса, когда многие предприятия
задерживают платежи, это может обернуться многочисленными
злоупотреблениями со стороны кредиторов, а также со стороны
рейдеров. Ведь последние используют любую возможность и
неясность в законе, чтобы завладеть чужими активами.

Несмотря на множество неясностей, юристы и арбитражные
управляющие положительно оценивают внесенные поправки в
целом. Но как только речь заходит о конкретных статьях и их
возможном применении на практике, выясняется: открывающиеся
перспективы далеко не однозначны.

Вывод имущества перед банкротством

Условно все внесенные в закон «О несостоятельности
(банкротстве)» изменения можно разделить на две группы.
Некоторые новеллы сокращают сроки и упрощают процедуры
банкротства, однако носят скорее процедурный характер. А вот
ужесточение ответственности задолжавшей компании, а также ее
собственников и менеджеров — это уже совсем другой разговор.

Три способа обезопасить покупку

С учетом изменений в законодательстве покупателям
активов придется отныне проводить дополнительную
юридическую оценку всех заключаемых договоров. При этом
юристы советуют соблюдать особые меры предосторожности.

Рыночные цены. При совершении любой сделки следует
проводить независимую оценку стоимости имущества.
Главное, чтобы цены были близкими к рыночным. В таком
случае у суда останется меньше оснований считать такую
сделку ухудшающей положение кредиторов.

Решение должны принимать все участники компании. Для
крупных операций по продаже недвижимости необходимо
получить согласие всех собственников компании. Если
предприятие уже находится в сложном финансовом
положении, следует заручиться согласием потенциальных
кредиторов.

Перепродажа активов вспомогательной компании. Закон
регулирует только отношения должника и первого
покупателя. Если впоследствии новый собственник
перепродаст актив другой компании (в том числе
вспомогательной), взыскать собственность станет
значительно сложнее.

Могут ли кредиторы оспорить сделки должника без банкротства?

Далеко не все сделки, совершенные в преддверии банкротства, подлежат оспариванию при банкротстве физического лица. Обязательным условием для оспаривания сделки является причинение совершённой сделкой вреда действующим кредиторам. Так не могут быть оспорены сделки:

  • совершенные до возникновения обязательств (до взятия кредитов, займов, подписания договора поставки и т.д.), т.е. если Вы подарили машину маме в тот момент времени, когда у Вас вообще не было никаких кредитов и иных обязательств, а позже взяли кредит, не смогли платить и стали банкротом, то никаких оснований для оспаривания этой сделки нет (в момент совершения сделки не было кредиторов в принципе, и как следствие сделка не могла им причинить вреда);
  • совершенные с единственным жильем, которое как на момент совершения сделки, так и во время процедуры банкротства, для Вас и (или) Вашей семьи является единственным пригодным для проживания. Дело в том, что единственное жилье (за исключением ипотеки) не подлежит реализации за долги, как в процедуре банкротства, так и в рамках исполнительного производства. Поэтому его продажа, дарение не ущемляет интересы кредиторов.
Важно

До 2019 года, судебная практика по оспариванию сделок с единственным жильем разнилась:

  • Некоторые судьи удовлетворяли заявления об оспаривании сделок с единственным жильем, которое после этого возвращалось в собственность банкрота и не подлежало реализации в соответствии со статьей 446 ГК РФ.
  • Другие судьи придерживались позиции, что сделка с единственным жильем не причиняет вреда кредиторам, если как на момент совершения сделки, так и во время процедуры банкротства, банкрот и его семья там проживают (зарегистрированы).

Неоднозначная судебная практика по этому вопросу, на наш взгляд, вызвана не только позицией отдельных судей, но и слабой правовой позицией должника и (или) юристов, представляющих его интересы в суде. Наша компания «Долгам.НЕТ» с момента появления института банкротства граждан придерживалась и придерживается позиции, что сделки с единственным жильем не подлежат оспариванию в том случае, если должник зарегистрирован в нем как на момент совершения сделки, так и в процедуре банкротства. И эту позицию в 100% случаях мы успешно отстаивали в суде (к примеру Определение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-13370/2017 от 10.01.2018, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-9097/2018 от 10.04.2018).


Хотите доверить свое дело о банкротстве и защиту сделок настоящим профессионалам? Обратитесь в компанию «Долгам.НЕТ». Консультация бесплатно.

25 декабря 2018 года Верховный суд РФ своим Постановлением Пленума № 48 поставил жирную точку в вопросе оспаривания сделок с единственным жильем в процедуре банкротства физического лица:

«Целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не подлежит признанию недействительной сделка, направленная на отчуждение должником жилого помещения, если на момент рассмотрения спора в данном помещении продолжают совместно проживать должник и члены его семьи и при возврате помещения в конкурсную массу оно будет защищено исполнительским иммунитетом (статья 446 ГПК РФ).»

Любые сделки на сумму до 300 тысяч рублей не оспариваются?

Бытует миф, что в рамках дела о банкротстве физического лица могут быть оспорены лишь сделки на сумму свыше 300 тысяч рублей. Такая позиция исходит от некоторых «юристов», бегло прочитавших закон о банкротстве, не вникая в суть написанного.

Предлагаем ознакомиться  Договор страхования порядок расторжения

Словосочетание «сделки на сумму свыше 300 тысяч рублей» действительно присутствует в Федеральном законе №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в статье 213.4. Но речь в этой статье идет не о том, какие сделки оспариваются и не оспариваются в процедуре банкротства, а о том, какие документы необходимо предоставить гражданину вместе с заявлением о признании его банкротом. В соответствии с этой нормой гражданин должен предоставить документы обо всех сделках с недвижимостью, автотранспортом, ценными бумагами, долями в уставном капитале (вне зависимости от суммы сделки), а также об иных сделках на сумму свыше 300 тысяч рублей, совершенных в течение 3-х последних лет.

К примеру, если Вы продали автомобиль за 200 тысяч рублей, то при подаче заявления на банкротство Вы должны предоставить в суд копию договора купли-продажи; если продали крупный бриллиант (не автотранспорт, не недвижимость, не ценные бумаги, не доли в уставном капитале) за 250 тысяч рублей – документ о продаже предоставлять не обязательно. Но если финансовый управляющий или кредиторы узнают об этой сделке, то им ничего не мешает попытаться ее оспорить. А вот в каких случаях сделка будет оспорена, разберем далее.

Беззащитные сделки

для того чтобы все внесенные поправки
заработали одновременно, были введены понятия
«подозрительной сделки должника» и «сделки, связанной с
оказанием предпочтения одному из кредиторов». «Именно для
этого введены дополнительные основания для признания сделок
должника недействительными, а также установлена процедура
оспаривания сделок», — говорит Лобачев.

Любопытно, что круг «подозрительных сделок» оказывается
еще более обширным, чем спектр «заинтересованных лиц». По
сути, таковым может быть признан любой договор, заключенный
компанией в течение трех лет, предшествовавших возникновению
проблем и подаче в суд заявления о банкротстве.

«Пугающий
срок», — комментирует Елена Бокарева, старший юрисконсульт «ФБК-Право».
Если кредиторы или арбитражный управляющий заподозрят, что
та или иная сделка была направлена на вывод активов из
компании в течение трех лет перед банкротством, суд может
признать договор ничтожным и объявить реституцию.

Имущество
будет возвращено должнику, а затем — направлено на
удовлетворение требований кредиторов. «Такие правила были и
раньше, — уточняет Ирина Мельникова («Интерком-Аудит»). — Но
теперь перечень оснований для оспаривания сделок должника
существенно расширен, а срок, в течение которого уже
подписанные контракты могут быть признаны недействующими, —
увеличен».

Какие именно договоры можно оспорить в рамках новых
положений?

— Согласно новым правилам появляется два вида оснований,
— объясняет юрисконсульт Елена Бокарева. — Прежде всего, в
группу риска попадают сделки, заключенные в течение одного
года, предшествующего процедуре банкротства, и изменившие
имущественное положение должника в худшую сторону.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Вторая
группа сделок имеет больше критериев. В «группе риска»
оказываются соглашения, заключенные в течение трех лет до
принятия судом заявления о банкротстве, также причинившие
имущественный вред положению должника, а следовательно, и
кредиторам. Однако есть и дополнительный критерий: другой
участник сделки должен был знать о том, что операция
направлена именно на вывод активов.

На первый взгляд, все четко и логично. Но мы не знаем,
кем и как будут использованы эти новации. Зато есть все
основания предполагать: скоро мы станем свидетелями попыток
оспорить крупные контракты, заключенные в течение последних
трех лет весьма успешными компаниями, лишь недавно
столкнувшимися с финансовыми трудностями.

«Но ведь в
нынешних проблемах большинства пострадавших предприятий
виноват кризис!» — скажете вы. Да, виноват. Но закон ни о
каком «кризисе» не говорит ни слова. Как и о том, что
измениться могла не только финансовая ситуация в самой
компании, но и экономическая среда.

Можно ли объективно оценивать сделку 2006-го с позиций
2009-го? Вопрос открытый. И собственники компаний, а также
юристы, кризис-менеджеры и другие… «заинтересованные лица»
ждут на него ответа. От судей. «Судебная практика покажет,
как будут применяться эти нормы», — пытается успокоить Елена
Бокарева. Знать бы — как именно.

Средства защиты

Три способа сохранить собственность

Новые правила субсидиарной ответственности за долги
компании напугали собственников, но не юристов.
Последние уже предлагают самые разные уловки,
позволяющие «заинтересованным лицам» даже в случае
банкротства компании остаться при своем имуществе. И при
деньгах.

Самая распространенная рекомендация — вывод активов
через третьи компании. Ведь новые положения регулируют
только продажу активов первому покупателю. Судя по
введенным нормам, оспорить можно будет лишь те сделки,
которые были заключены самим должником. Если же
покупатель впоследствии продаст имущество другим
компаниям, оспорить их в обсуждаемом контексте будет
невозможно.

Мало того, слабые места закона можно использовать с
выгодой для себя. Для того чтобы оспорить сделку,
требуется выполнение нескольких условий. Однако, зная об
этих правилах, легко замаскировать особенно опасные
договоры под вполне невинные сделки. В частности,
заменив куплю-продажу актива лизингом. Разве что перед
заключением соглашения придется подготовить максимальное
количество документов. В том числе — решения общего
собрания участников или акционеров. Сделки можно
заверять и нотариально, согласовывая их с
заинтересованными органами власти. Подобная страховка
существенно ограничит свободу маневра кредиторов, сделав
процесс оспаривания сделок куда более сложным.

Еще один совет профессиональных стряпчих — вывести
имущество в спокойное лоно иностранной юрисдикции.
Юристы рекомендуют переоформлять особо ценные активы на
зарубежные компании. И прежде всего — используя офшоры,
не раскрывающие бенефициаров. В конце концов, любой
актив может быть вполне официально передан компании,
зарегистрированной, например, на Британских Виргинских
островах: по договору российская компания возьмет
имущество в аренду и будет пользоваться им для
осуществления текущей деятельности. Взыскание в такой
ситуации практически невозможно. По крайней мере — без
привлечения международных специалистов и судебных тяжб
за пределами России. А это уже совсем другой коленкор.

Хорошо физикам. Они все чаще не ставят эксперименты в
«поле», а моделируют результаты на суперкомпьютерах. И
правда, зачем взрывать бомбу, если без всяческих вредных
последствий можно оценить последствия? Однако юриспруденция
в этом смысле — лес куда более темный. Вот почему
предсказать, как поведет себя наша Фемида в данном случае,
не берется пока никто. Зато в предположениях (что весьма
показательно!) недостатка как раз не обнаруживается. Так
взорвется «бомба» или нет?

Повторим: в сложных экономических условиях сегодняшние
кредиторы (в интересах которых принимались поправки) сами
легко могут превратиться в должников, а значит — в
потенциальных банкротов. Незащищенными оказались и те
компании, которые никак не связаны ни с должниками, ни с
кредиторами, — те самые «другие стороны», подписывавшие в
свое время контракты с предприятиями, у которых впоследствии
начались проблемы.

Другой вариант: один из учредителей компании вносит в
уставный капитал здание, а через несколько лет выходит из
состава акционеров и, естественно, забирает объект
недвижимости «с собой». Согласно введенным в действие
нормам, если в течение трех лет компания будет признана
банкротом, владелец здания может оказаться в весьма
пикантном положении. Ведь выход из состава учредителей
выглядит как самый настоящий вывод активов!

Не исключено, что модернизированные правила банкротства
будут использоваться и для отъема ценных активов. В том
числе — у добросовестных покупателей. Как известно,
дорогостоящая собственность нередко «записывается» на
небольшие вспомогательные фирмы, окружающие ныне любой
крупный бизнес. А такую фирму легко обанкротить благодаря
совместным усилиям пула кредиторов.

Предлагаем ознакомиться  Сроки выплаты зарплаты после увольнения

«Для захвата собственности могут быть использованы любые
средства», — подтверждает руководитель Центра антикризисных
технологий, арбитражный управляющий и кризис-менеджер
Вячеслав Бычков. Правда, по его словам, спасение все-таки
есть. Для этого собственнику, обеспокоенному безопасностью
сделки с принадлежащим ему активом, нужно «найти общий язык»
с управляющим: это поможет избежать оспаривания сделки.

— Многое теперь будет зависеть
от «реальной добросовестности» таких приобретателей, —
добавляет Андрей Савин. — Новые критерии недействительности
сделок, заключенных перед банкротством (или в процессе), не
лишают по-настоящему добросовестных приобретателей
возможности доказать действительность таких сделок.

Как бы то ни было, отныне собственникам придется тратить
еще больше времени, сил и денег в борьбе за сохранность
принадлежащих им активов. В частности, привлекая для защиты
от подобных исков независимых оценщиков, которые подтвердят
справедливость цены сделки.

Строго говоря, для должников еще не все потеряно. «Новые
нормы не сильно влияют на возможность вывода активов
собственниками или руководителями предприятий — если все
правильно делать, — полагает Ирина Мельникова. — Вводимые
ограничения довольно легко обойти. Например, перепродав
имущество еще раз, что сделает невозможным взыскание
собственности».

«Если руководитель — профессионал, он так оформит
операции с активами, что комар носа не подточит, —
поддерживает Вячеслав Бычков. — Проведите грамотную оценку,
сделайте экспертизу по оценке, обоснуйте прогноз будущей
эффективности от конкретной операции, подстрахуйтесь
протоколами совещаний и другими документами. Тогда никто не
вернет активы».

Что же, и от взрыва можно спрятаться в окопе. А еще лучше
— в блиндаже. Однако для начала защитное сооружение нужно
собственноручно построить, арендовать или купить. А это, как
ни крути, дополнительные издержки. Да и сила у взрывов
бывает разная. «Защищайтесь, господа!» — призывает
участников рынка Вячеслав Бычков. Так ничего другого и не
остается.

Какие сделки могут быть признаны недействительными в процедуре банкротства?

Вывод имущества перед банкротствомДонсков Дмитрий Игоревич

  • Руководитель проекта «Долгам.НЕТ»;
  • Практикующий юрист, арбитражный управляющий

Важно понимать, что сделками, которые могут быть оспорены в процедуре банкротства физического лица, являются любые действия должника, приводящие с к изменению (уменьшению) имущественной (конкурсной) массы:

  • продажа, дарение, обмен, отступное;
  • заключение мирового соглашения, брачного договора;
  • соглашение о разделе имущества, о добровольной уплате алиментов;
  • выход из состава учредителей и т.п.;

а также выборочное погашение задолженности перед одним или несколькими кредиторами в ущерб остальным.

Правом на оспаривание сделок наделен, как арбитражный (финансовый) управляющий, так и кредиторы, чей размер кредиторской задолженности, включенный в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов.

1

Преимущественное погашение задолженности(преимущественное удовлетворение требований) перед одним или нескольким кредиторами (сделки с предпочтением) – это когда должник в преддверии банкротства гасит долги перед «избранными» им кредиторами в ущерб остальным.

2

Сделки, ухудшающие имущественное положение должника(уменьшающие конкурсную массу потенциального банкрота) – действия должника в преддверии банкротства, направленные на уменьшение имущественной (конкурсной) массы, которая могла бы быть реализована в ходе процедуры банкротства для частичного или полного расчета с кредиторами.

Вывод имущества перед банкротством

Перспективы оспаривания данных типов сделок в процедуре банкротства зависят от того, сколько времени прошло с момента ее совершения (чем больше времени прошло – тем меньше вероятность оспаривания), а также от параметров сделки и финансового состояния должника в момент ее совершения.

Три способа сохранить собственность

Новые правила субсидиарной ответственности за долги
компании напугали собственников, но не юристов.
Последние уже предлагают самые разные уловки,
позволяющие «заинтересованным лицам» даже в случае
банкротства компании остаться при своем имуществе. И при
деньгах.

Самая распространенная рекомендация — вывод активов
через третьи компании. Ведь новые положения регулируют
только продажу активов первому покупателю. Судя по
введенным нормам, оспорить можно будет лишь те сделки,
которые были заключены самим должником. Если же
покупатель впоследствии продаст имущество другим
компаниям, оспорить их в обсуждаемом контексте будет
невозможно.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Мало того, слабые места закона можно использовать с
выгодой для себя. Для того чтобы оспорить сделку,
требуется выполнение нескольких условий. Однако, зная об
этих правилах, легко замаскировать особенно опасные
договоры под вполне невинные сделки. В частности,
заменив куплю-продажу актива лизингом.

Разве что перед
заключением соглашения придется подготовить максимальное
количество документов. В том числе — решения общего
собрания участников или акционеров. Сделки можно
заверять и нотариально, согласовывая их с
заинтересованными органами власти. Подобная страховка
существенно ограничит свободу маневра кредиторов, сделав
процесс оспаривания сделок куда более сложным.

по договору российская компания возьмет
имущество в аренду и будет пользоваться им для
осуществления текущей деятельности. Взыскание в такой
ситуации практически невозможно. По крайней мере — без
привлечения международных специалистов и судебных тяжб
за пределами России. А это уже совсем другой коленкор.

Российские законодатели повернулись лицом к кредиторам.
Согласно введенным в действие процедурам банкротства, у
должников теперь можно отобрать даже личное имущество. Но
есть опасения, что, переписав нормативные документы, власти
вскрыли ящик Пандоры. Отныне предсказать исход банкротства
не возьмется никто.

При изучении главы III.1 закона о банкротстве, а также прочтении настоящей статьи может возникнуть мысль: «А не схитрить ли мне? Переоформлю имущество так, чтобы сделки было невозможно оспорить!»

Такие же призывы можно встретить в рекламе некоторых юридических фирм, занимающихся банкротством физических лиц: «Сохраним имущество», «Банкротство с сохранением имущества» и т.п.

Свой путь

Может возникнуть ощущение, что введенные нормы не так уж
и жестоки. Да, обойти новые правила можно. Вот только
независимые эксперты интересуются: почему законодатели
забыли об основной цели процедуры банкротства? Ведь в
фокусе, по логике вещей, должно было оказаться финансовое
оздоровление бизнеса, оказавшегося в сложной ситуации.
Однако акцент почему-то был сделан на распродаже активов и
удовлетворении требований кредиторов.

Справедливости ради заметим: в Госдуме уже изучается
несколько законопроектов, призванных привести правила
банкротства к «кризисному» знаменателю. «Необходимо усилить
реабилитационную направленность закона», — заявила недавно
министр экономического развития Эльвира Набиуллина, внося
новые поправки на рассмотрение парламентариев.

Похоже, вслед за законом, ужесточающим ответственность
должников и расширяющим права кредиторов, появятся очередные
поправки, направленные уже на защиту бизнеса в целом.
Кстати, и по вопросу банкротства среди власть предержащих
пока нет единства. Борьба сторонников двух диаметрально
противоположных подходов продолжается.

Какой путь выбрать? В США и Франции принято защищать
должников, чтобы помочь им выбраться из тяжелой ситуации, а
затем расплатиться по обязательствам. Принятые же в
большинстве европейских стран законодательные (да и идейные)
подходы к банкротству защищают скорее кредиторов и их
законные требования.

— До недавнего времени, —
замечает Андрей Савин, — Россия стремилась создать
«усредненную», нейтральную систему законодательства о
банкротстве. Но последние изменения свидетельствуют о том,
что мы все больше приближаемся к «прокредиторской» модели.

Но, скорее всего, мы продолжим двигаться в сторону
гибридной практики, объединяющей в себе черты как
доминирующего в Европе, так и американского подхода. Хорошо
ли это? Не очень. Слишком уж большую свободу получат суды,
вольно трактуя аморфные положения законодательства.

Гибридное законодательство, защищающее кредиторов, но
одновременно направленное на финансовое оздоровление
компаний, содержит в себе глубокое противоречие. Ведь
кредиторы заинтересованы только в получении своих денег. А
бизнес — в самосохранении и получении прибыли.

«Родовая травма» системы банкротства по-российски, скорее
всего, приведет к избирательному применению как прежних, так
и вновь принимаемых норм. А если учесть, что каждый параграф
придется так или иначе толковать, множество противоречивых
судебных решений — вполне реальная перспектива.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Впрочем,
кто-то обязательно выиграет от этой борьбы «духа и буквы».
Найдутся те, кто получит ценные активы за бесценок. Как,
впрочем, и те, кто сумеет легко решить долговую проблему и
выйти из кризиса. А как же справедливость? Об этом, исходя
из принятых поправок, нельзя сказать ничего определенного.

You May Also Like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector